Юрий Грымов: Театральный зритель не должен платить продавцам воздуха

Общество

Юрий Грымов: Театральный зритель не должен платить продавцам воздуха

Театры готовятся к возвращению к нормальной жизни, долговременному расписанию, заполненным залам, новым афишам. Но и нерешенные вопросы тоже возвращаются. Театральное сообщество, Министерство культуры и Госдума продолжают работать над поправками в законодательство, препятствующими деятельности перекупщиков билетов. Принятый в 2019 году закон позволил реализовать фундаментальные изменения в этой сфере, сейчас внимание направлено на то, чтобы объявить сайты-двойники вне закона.

Режиссер театра и кино, художественный руководитель Московского драматического театра «Модерн» Юрий Грымов в эксклюзивном интервью ФАН поделился размышлениями о том, как цена на билет влияет на жизнедеятельность театра.

— Театрам и зрителю досаждают виртуальные продавцы, предлагающие билеты втридорога. Цены на билеты иногда достигают многих десятков тысяч рублей. Велика ли угроза театральной экономике в условиях, когда культура стала одной из наиболее пострадавших от ограничительных мер отраслей?

— Буквально через год после того, как я возглавил театр «Модерн», появился сайт-клон. Это очень большая беда, которой никто не занимается, куда бы мы ни писали. Условно говоря, modern-theatre.ru — это мы, Московский драматический театр «Модерн», а «модерн-театр.ком» — это сайт-клон, на котором перепродают билеты.

Экономя время для поиска на сайте, зритель открывает первую попавшуюся страницу, и, во-первых, покупает билеты дороже номинальной стоимости, во-вторых, эти билеты невозможно вернуть. Мы поняли весь масштаб происходящего во время пандемии, когда люди стали нам звонить и писать с требованием вернуть им деньги. Но билеты они покупали не у нас, а у перекупщиков на сайтах-двойниках. Это происходит постоянно.

Но есть и новые способы нажиться на искусстве. Стали появляться подарочные сертификаты. Стоит такой подарок 5400 рублей, и написано на нем: «На любой спектакль в театр «Модерн», а мы — не в курсе. Прекрасный подарок, например, молодого человека своей девушке, но, к сожалению, мы не сможем обеспечить им прекрасный вечер вдвоем в театре — у нас нет ничего, большинство спектаклей идут в аншлагах. Так что это — филькина грамота.

Читать так же:  Шевченко ответит в суде за клевету и хамские высказывания в адрес Пригожина

— Почему так происходит?

— Возможно, потому что проблема затрагивает не все театры: из 100 государственных театров в Москве максимум в 15 есть перекупщики, которые представляют угрозу финансово-экономическому положению театров, которые находятся в разных финансово-хозяйственных условиях существования. Иначе бы Союз театральных деятелей выступал с какими-то призывами решить общую проблему.

— Кто должен противостоять практике перекупщиков через сайты-клоны?

— Должна быть открытая информация, и это задача театров — доносить, что московские театры — это домен «ru», а «com» — это перекупщики. Я пишу об этом и на ресурсах театра в соцсетях, и на своих личных страницах.

Понятно, спекулянты найдут любую лазейку, но мы должны работать на опережение. Мы должны информировать и объяснять зрителям, что деньги за купленные билеты на сайте театра или в кассе вернутся в театр. Театр тратит деньги на постановку, на содержание здания, на рекламу, на афиши, на зарплаты и бюллетени, а перекупщик зарабатывает на воздухе! Поверьте, самосознание у театрального зрителя развито, большинству не все равно, кому достанутся его деньги.

— Кому в большей степени наносит ущерб «билетная мафия»?

— Прежде всего это бьет по зрителю, по его кошельку. Но я воспринимаю это еще и как удар по театру. Театр — это же абсолютно русское понятие! «Театр-дом» — абсолютно русское понятие. Люди приезжают первый раз в Америку, идут на Бродвей и в шоке — там даже нет гардероба.

Мы все-таки относимся к театру как к храму искусства. Между прочим, это относится и к кино. Раньше кинематограф был отдельно стоящим зданием, а теперь кино показывают в торговых центрах между трусами и носками. Поэтому и кино такое.

Читать так же:  Тимур Еремеев: После эфиров «На самом деле» я сплю спокойно, но мало

Проигрывает зритель, он не будет разбираться, обманул ли его перекупщик, взяв втридорога за билет. Он подумает, что его обманул театр.

— Как определить, дорого или дешево стоит билет? Как происходит ценообразование?

— Я считаю, что театр — это роскошь, которую мы себе можем позволить. Театр не может быть дешевым, это исключено, потому что это очень трудное мероприятие, очень трудное действие. Театр невозможно тиражировать, это штучная история, каждый вечер штучная история.

Скажу честно, цена билета не всегда определяет успех спектакля. В театре «Модерн» мы стараемся балансировать с ценой, понимая одну вещь: в театры ходят зрители в основном ниже среднего достатка. Модные, шумные спектакли типа «менеджеры и такая тусовка» заканчиваются после первого сезона, зритель заканчивается. Вся эта тусовка, как правило, мечтает прийти на халяву. Кто это оплачивает? Сам театр и оплачивает этот «шум». 90% или 100% посадки зала зависят от качества прежде всего и от ценовой политики.

— Можно ли ограничить возможности спекулянтов на законодательном уровне?

— Мы все ждем этого законопроекта!

Источник

Оцените статью
Сибай - Новостной портал
Добавить комментарий