Премьер-министр Башкирии: «Не осуждайте человека, пока не наденете его ботинки»

Новости региона
Премьер-министр Башкирии: «Не осуждайте человека, пока не наденете его ботинки»

Никогда не осуждайте человека, пока не пройдете долгий путь в его ботинках, процитировал Лао Цзы премьер-министр Башкирии Андрей Назаров на встрече с главными редакторами СМИ, комментируя свой переход из большого бизнеса в большую политику.

— Очень применима здесь эта фраза: не осуждай человека, пока не походил в его ботинках, — заявил Назаров, отвечая на вопрос «Башинформа» о том, насколько пригодился на госслужбе его опыт, полученный в большом бизнесе. – Я раньше часто критично относился к чиновникам и не всегда одобрял их работу. Но сейчас я хожу в их ботинках. Уже, пусть не со всем, не на 100 процентов, но со многим бы согласился, потому что теперь понимаю, в каких обстоятельствах они должны принимать управленческие решения.

— Что было сложнее всего?

— Главная сложность, с которой столкнулся, когда пришел сюда – это то, что нужно быстро переключаться на абсолютно разные вопросы, из самых разных сфер. Такая разноплановость, разнонаправленность работы поначалу обескураживает, она несопоставима с бизнесом, но постепенно к этому привыкаешь и уже не с нуля начинаешь принимать решения. В бизнесе, даже самом большом, схема управления несколько уже, широта другая.

— Как Вам работается в ситуации, когда два члена правительства, один из которых вице-премьер, оказались под арестом? Как так получилось?

— Работать без трех членов правительства хуже, чем с ними вместе. Это все равно были три боевые единицы, которые вели большую работу: Беляев, Кучарбаев и Марзаев.

Алан Марзаев сам принял решение уйти с должности министра транспорта и дорожного хозяйства региона. Жаль было потерять его из нашей команды, но, наверно, у него были веские причины для принятия такого решения.

Что касается двух других наших коллег, которые сейчас находятся под домашним арестом – Бориса Беляева и Рамзиля Кучарбаева, то могу сказать буквально следующее.

Расследование связано с их полномочиями по введению в эксплуатацию очистных сооружений в Кумертау и поселке Маячный. Это тема 2017 года.

Да, мы знали про расследование вокруг этих очистных, но надеялись, что все закончится в гражданско- правовом поле. Посетив этот объект, я убедился в том, что средства не были расхищены. При этом очистные сооружения не работают. Уверен, что следствие проведет объективное расследование.

Читать так же:  В Башкирии коронавирусом заболели 69 человек, один пациент скончался

При высокой интенсивности работы каждый член правительства на счету, поэтому жаль, что они не могут работать в этот период.

— Насколько возможно ввести для объективной оценки работы министров так называемый KPI, как в бизнесе? Сейчас эта работа во многом оценивается субъективно.

— На самом деле, существует много вариантов оценки работы. Любой проект, например, нацпроекты — по ним есть четкий мониторинг, как они исполняются на местах. Каждый понедельник мы именно с этого начинаем заседания правительства. Получается, мы видим работу руководителя. Если он постоянно в «красной зоне», ему долго не продержаться, видно, что он не справляется. Здесь налицо либо системная проблема, которую мы вместе должны решить, либо он, как управленец, просто не справляется с ситуацией. Это уже и есть KPI. А в конце года выявляются практически все огрехи, которые есть в работе. Так что KPI заметен постоянно, хотя со стороны, может, этого и не видно.

— Сложилось такое мнение, что многие уфимские застройщики не поняли сигнала о том, что новоселы должны жить с комфортом. Что должны строиться не только новые дома, но и инфраструктура: детсады, школы, больницы. И сейчас застройщики не то, чтобы войну объявили, но решили стоять на своем. Появились даже отдельные демарши и публичные заявления. Как вы прокомментируете сложившуюся ситуацию?

— Я застройщиков ни в чем обвинить не могу. Они делают большое и важное дело – строят жилье. Для нас их работа — это показатель нашего успеха. Мы и дальше будем продолжать их любить, уважать и делать все для того, чтобы они были довольны.

Но если застройщик приходит застраивать ту или иную территорию, то это значит, что в этой части города появится большое количество людей, которых там раньше не было. И всем им нужны места в соседней школе, детсадике, больнице, а их нет.

Читать так же:  О главных событиях уходящей недели расскажем в воскресенье!

Застройщик дом построил и нормально. А у нас появляются две проблемы – недовольство жителей, а также то, что даже если теоретически представить, что мы найдем финансовое решение и построим ту же школу, то сделаем это с опозданием минимум на несколько лет.

— Что будет, если не найдете общий язык с застройщиками? К примеру, в центре Уфы есть частный сектор, который надо расселять. Есть ли прецеденты среди застройщиков, которые хотят расселять и строить там инфраструктуру?

— Расселение – это главная сложность. Могу сказать это, основываясь на собственном опыте. Моим первым объектом в Уфе было здание Пенсионного фонда. Задача была — построить не только красиво, но и быстро.

Быстрое строительство – чаще всего прибыльное строительство. И здание ПФР я построил без прибыли, но у меня была мечта – освоить соседний участок, выходящий на угол улиц Заки Валиди и Цурюпы. На открытии нового здания Пенсионного фонда я попросил президента республики Муртазу Рахимова отдать мне этот участок, на котором стояли несколько ветхих бараков. Пообещал ему, что расселю и построю красивый объект. Тот разрешил. Сказал: «Забирай, не зря здание Пенсионного фонда строил такими быстрыми темпами, без прибыли».

Тогда я не понимал, что расселение для Уфы — это бизнес. Не знал, что в этих бараках прописана уйма людей. Так, в четырех бараках оказались прописанными 165 человек.

Кроме того, по тогдашнему законодательству те, у кого жилье в собственности, имеет право просто сказать: «Не хочу, мне нравится здесь жить. До свидания». Таких было 20 человек из 165 прописанных. А остальным, которые просто прописаны, застройщик обязан дать квартиру по нормативу.

И мы всем квартиры дали. И, как сейчас помню, одна женщина-врач, в чьей собственности была 40-метровая квартира, наотрез отказывалась переезжать, мотивируя тем, что ей ничего не нужно и жить тут нравится.

И я отдал ей собственную трехкомнатную квартиру на Менделеева: 120 «квадратов» с хорошим ремонтом.

Так что расселение – это совсем не просто. Поэтому многие не хотят с этим связываться. Это время, деньги и нервы.

Читать так же:  В Уфимском районе сегодня произошло смертельное ДТП

Между тем, мотивация расселять и строить, которая сейчас есть в исторической части Уфы, я думаю, она будет превалировать. Уверен, в ближайшие годы частный сектор здесь постепенно исчезнет, а на их месте будут стоять красивые, современные дома.

— Некоторые эксперты заявляют, что Башкирия становится регионом с высокой долговой нагрузкой по госзаймам. Так, консолидированный бюджет республики в прошлом году был исполнен на 261,5 млрд рублей по доходам и на 299 млрд рублей – по расходам. Итого, чистый дефицит составил 37,5 млрд рублей. Как будете решать проблему?

— Профицитный бюджет – всегда почивание на лаврах. Это значит, что у вас денег больше, чем вы хотите освоить. Это означает: вам нужны школы, дороги, благоустройство, а вы говорите: «Нет, пусть деньги лежат».

Дефицитный бюджет – когда мы планируем строительство объектов на 100 млрд рублей, а у нас есть только 80 млрд. Поэтому приходится думать, как найти еще денег, чтобы построить на запланированные 100 млрд. Освоение бюджетных средств – это всегда напряжение, поскольку нужно сделать многое: разработать проектно-сметную документацию, выстроить контроль, довести реализацию проекта до логического завершения. Это непросто, это работа.

А если у тебя деньги просто в виде доходов пришли и ты только сидишь, то нет тут никакой работы.

Убежден, дефицит бюджета – всегда правильный путь, как дополнительный стимул для развития. Вопрос лишь в размере этого дефицита. Профицита у нас не будет. Мы всегда будем стараться делать больше, чем изначально располагаем.

Причем делать это не бездумно. С одной стороны, у нас есть коридор, который нам выстраивает Минфин. С другой стороны, мы имеем определенные резервы, которых точно хватит на два года, а, может, и на все три.

Считаю, что у республики есть все возможности для сохранения сбалансированной бюджетной политики на ближайшие годы. Но здесь мы должны многое успеть сделать, чтобы наши жители почувствовали серьезные изменения не через 10-15 лет, а уже через два, три, четыре года.

Источник

Оцените статью
Сибай - Новостной портал
Добавить комментарий